«Завтра я всегда бывала львом» Арнхильд Лаувенг

Про девушку, которая заболела шизофренией, вылечилась и стала психотерапевтом.

Шизофрения лечится, особенно если вы в развитой северной стране

Я не очень много знаю про шизофрению, хотя люблю читать про мозг, и его неполадки. Мне казалось, что это болезнь неизлечимая, но автор говорит, что около трети излечивается полностью, треть ведет более-менее нормальную жизнь, борясь с симптомами, и только оставшаяся треть более-менее постоянно находится в закрытых учреждениях.

Возможно, это заслуга социальной сферы Норвегии (если статистика оттуда). Несмотря на периодическую жесть, без которой видимо в сумасшедшем доме не получится, большинство вещей невозможно представить у нас. Больных возят на такси, на всякие курсы трудотерапии, рисования, и всего такого. Сиделки (не все), находят пару минут, чтобы завести свои ритуалы. Одна приходила в палату в начале каждого дежурства, и стояла на одной ноге, раскинув руки, потому что однажды говорила с девушкой о полетах и пыталась её вдохновить и напомнить, что «летать» возможно.

Для примера вот норвежская психиатрическая лечебница

Kronstadt Psychiatric Hospital в Бергене

Шизофрению у близких можно очень долго не замечать

У девочки была довольно хорошая, поддерживающая семья. Нормальные отношения с мамой. Болезнь развивалась медленно, в течение двух лет. Проявлялась в виде голоса Капитана, который приказывал девочке меньше спать, меньше есть, больше учится и стараться.

Ребенок учится на одни пятерки, подрабатывает, вечером сидит за уроками, его везде хвалят. Застенчивая и молчаливая, но так она всегда такая была. Девочка при этом в аду, голоса разрешают ей есть три раза в неделю, спать 25 часов в неделю, и бить себя за малейший промах, но чтоб никто не видел. Девочка ходила два раза к психологам, они тоже ничего не заметили.

Всполошились, когда все уже было очень плохо, и личность полностью расщепилась. Арнхильд пишет, что вела дневник, и писала сначала про себя «я», потом «она», потом стало совсем непонятно, кто она, а кто же тогда я, и стала писать просто «Х», неизвестное.

На жизнь влияет не только само состояние, но и диагноз сам по себе

В книге рассказывают про исследование плохозрячих людей. Людей с процентом зрения выше 10% считают слабовидящими. Меньше 10% незрячими. Их относят к разным категориям, и помогают по разному. Плоховидящих адаптируют так, чтобы они были способны выполнять свои функции: упрощали им бытовые и рабочие условия, выдают лупы и все такое. Незрячим предоставляют психологов, которые помогают им принять жизнь без зрения, и показатель хорошей реабилитации это «осознание своих ограничений».

Но ведь очевидно, что разница между человеком со зрением 10% и 9% очень мала. Но из-за разницы в подходах, люди с 10% остаются в социуме, у них много контактов, есть рабочая жизнь, и бытовая активность, а люди с 9% живут на социальное пособие, изолированно и неактивно.

Иногда душевнобольные слегка симулируют

Арнхильд рассказывает, что в их лечебнице были дни уборки, и она заметила, что в день стирки она видит галлюцинации в виде волков гораздо чаще, чем обычно. Мальчик сосед начинал видеть инопланетян в день уборки. Они оба не симулировали. Видения мучительные и пугающие, но видимо где-то в глубине мозгу больше нравилось смотреть на инопланетян, чем убираться )

Иногда душевнобольным приходится симулировать по настоящему, из-за порядков в медучреждении. Например, душ обычно принимают раз в неделю. Если попросить принять душ посреди недели, то скорее всего откажут. Но если царапать себя ногтями и кричать, что повсюду грязь, по мне ползают блохи, их надо смыть, то помыться скорее всего дадут. Что ещё не сделаешь, чтоб постоять в душе.

Share
Send
Pin
Oct 12   книги
1 comment
Юра Стегний

Я, как больной, сомнительно отношусь к вызоровлению. В книге понравился момент, когда её мама достала свой лучший сервиз, а Арнхильд удержалась и не разбила его.

Popular