9 posts tagged

книги

«Поймай меня, если сможешь» Абигнейл

Автобиография похожая на урезанный впятеро Шантарам в европейских декорациях.

Впечатления тоже как от Шантарама: вау, какая смелость, решительность, драйв → что-что он сделал? как-как оправдывается? → когда этого хмыря уже посадят? что значит у него все хорошо?!

Мужик много лет подряд подделывал чеки и документы, и выдавал себя за других. Притворятся пилотом, чтобы бесплатно летать — ну ок, наверное ничего страшного. Притворялся профессором социологии (и вел лекции, просто утром прочитав учебник) — тоже наверное неплохо, и без него плохих преподавателей уйма.

Но потом он год работал врачом в педиатрическом отделении вообще ничего не зная. Да, он сам ничего не делал, в американских больницах вокруг дежурного врача куча интернов и он все сваливал на них. Но к ним же не просто так приставляют опытного врача, черт их знает что за этот год они сделали не так. Там неонатологическое отделение, и лежат новорожденные дети, если что не так, у них счет идет на минуты. В общем, после этого момента я читала книгу, искренне надеясь, что с автором случится максимально много плохого.

Сцена из Шведской тюрьмы так написана, что хочется бросить все и уехать в Швецию. Мне еще после книги про шведские психушки туда хочется уехать, но тут уж вообще. Сочувственные полицейские, которые дают 20 баксов из своих денег на карманные расходы преступнику, светлые комнаты с панорамными окнами и видом на горы, судьи, которые прилагают все усилия и рискуют карьерой, чтобы преступник содержался в более комфортных условиях.

Фильм не смотрела пока.

Dec 10   книги

«С неба упало три яблока» Абгарян

Колоритная и медленная. Про армянских стариков, которые сто лет живут в своей далекой деревне, пережили почти всех детей, и собираются сами помирать. Но не печальная, а такая, семейная, кто-то помирает, кто-то рождается, даже умиротворяет.

Полкниги думала про настоящую еду, хотя книга в целом не про еду, но «а я всегда про них думаю». Там везде описывают стариков в горах, которые едят очень просто и аскетично: кусок хлеба, мягкий сыр, помидор, мед. А я читаю и думаю, что настоящая аскеза это задохнувшийся хлеб в пакете, сырный продукт, пластиковый гидропонный помидор и патока, которая продается под видом меда из соседнего супермаркета. А эти там в горах можно сказать жируют. Вот так и думала про грунтовые помидоры всю книгу.

Про фамилии смешно: прибавляют «анц» к значимому факту. Один армянин пришел с войны и подцепил выражение ей-богу, поэтому у его наследников фамилия Ейбоганц. А другой немку-жену привел, поэтому фамилия Немеканц.

Nov 26   книги

«Зримые голоса» Оливера Сакса

Офигенная, как все у Сакса. Про то, что язык жестов настоящий язык, в чем-то более красивый и интересный, чем обычный.

Язык жестов настолько хорош, что слышащие тоже говорят на нем просто для удовольствия

Слышащие дети, растущие с глухими родителями, первым осваивают язык жестов, а уж потом обычный. Язык жестов так хорошо заходит маленьким детям, что в полтора года они уже неплохо говорят (голосом в этом возрасте дети говорят отдельные слова, причем довольно мало).

В общинах, где много глухих, все слышащие знают язык жестов, и часто переходят на него просто так между собой, даже когда рядом нет глухих. Просто потому, что некоторые вещи на нем объяснять проще.

На языке жестов можно писать стихи, преподавать в университете, выступать на митинге. Но не все языки жестов одинаково хороши. Есть язык жестов, который воспроизводит грамматику устного языка, его сложно учить, на нем сложнее говорить. А есть американский язык жестов, амслен, у него своя грамматика. Имена собственные и слова, для которых нет жестов, показываются побуквенно, но вообще у каждого жеста свое смысловое значение с кучей модификаций.

И как же у них руки мелькают, с ума сойти

У глухих без языка жестов не появляется абстрактного мышления

Слышащие дети усваивают абстрактные понятия, обучаясь разговаривать. Если глухой ребенок растет где-то в глуши, и не имеет доступа к культуре глухих, то он обучается простейшей пантомиме вроде «есть», «туалет». Но без слов нельзя мыслить о чем-то отвлеченном, сложном. В книге рассказывается несколько историй детей и взрослых, с которым начали заниматься после 10, 12, 27 лет. И их восторг, когда они понимают концепцию абстракции, что есть кот, а есть концепция кота. Все эти люди, когда уже полностью обучаются языку, говорят, что они стали «новым существом», «появились на свет», когда получили речь. Почти у всех из них были проблемы с овладением концепции времени. Это были интеллектуально сохранные люди, но пока у них не было языка, то получается не было и прошлого с будущим, потому что их не существует без слов.

Можно видеть сны на языке жестов

Сакс рассказывает про старую глухую женщину. Когда она задумывалась, ее пальцы совершали сложные и замысловатые движения. Во сне старушка рисовала какие-то фрагменты пальцами. Если человек усвоил язык жестов как свой первый язык, его мозг сохраняет привычку пользоваться им всю оставшуюся жизнь.

После книги остается убеждение, что глухие не бедненькие инвалиды, а такая себе субкультура, причем довольно интересная.

А ещё собаки глухих понимают язык жестов, и есть специальные театры на языке жестов. Не знаю почему меня это удивляет.

Oct 13   книги

«Завтра я всегда бывала львом» Арнхильд Лаувенг

Про девушку, которая заболела шизофренией, вылечилась и стала психотерапевтом.

Шизофрения лечится, особенно если вы в развитой северной стране

Я не очень много знаю про шизофрению, хотя люблю читать про мозг, и его неполадки. Мне казалось, что это болезнь неизлечимая, но автор говорит, что около трети излечивается полностью, треть ведет более-менее нормальную жизнь, борясь с симптомами, и только оставшаяся треть более-менее постоянно находится в закрытых учреждениях.

Возможно, это заслуга социальной сферы Норвегии (если статистика оттуда). Несмотря на периодическую жесть, без которой видимо в сумасшедшем доме не получится, большинство вещей невозможно представить у нас. Больных возят на такси, на всякие курсы трудотерапии, рисования, и всего такого. Сиделки (не все), находят пару минут, чтобы завести свои ритуалы. Одна приходила в палату в начале каждого дежурства, и стояла на одной ноге, раскинув руки, потому что однажды говорила с девушкой о полетах и пыталась её вдохновить и напомнить, что «летать» возможно.

Для примера вот норвежская психиатрическая лечебница

Kronstadt Psychiatric Hospital в Бергене

Шизофрению у близких можно очень долго не замечать

У девочки была довольно хорошая, поддерживающая семья. Нормальные отношения с мамой. Болезнь развивалась медленно, в течение двух лет. Проявлялась в виде голоса Капитана, который приказывал девочке меньше спать, меньше есть, больше учится и стараться.

Ребенок учится на одни пятерки, подрабатывает, вечером сидит за уроками, его везде хвалят. Застенчивая и молчаливая, но так она всегда такая была. Девочка при этом в аду, голоса разрешают ей есть три раза в неделю, спать 25 часов в неделю, и бить себя за малейший промах, но чтоб никто не видел. Девочка ходила два раза к психологам, они тоже ничего не заметили.

Всполошились, когда все уже было очень плохо, и личность полностью расщепилась. Арнхильд пишет, что вела дневник, и писала сначала про себя «я», потом «она», потом стало совсем непонятно, кто она, а кто же тогда я, и стала писать просто «Х», неизвестное.

На жизнь влияет не только само состояние, но и диагноз сам по себе

В книге рассказывают про исследование плохозрячих людей. Людей с процентом зрения выше 10% считают слабовидящими. Меньше 10% незрячими. Их относят к разным категориям, и помогают по разному. Плоховидящих адаптируют так, чтобы они были способны выполнять свои функции: упрощали им бытовые и рабочие условия, выдают лупы и все такое. Незрячим предоставляют психологов, которые помогают им принять жизнь без зрения, и показатель хорошей реабилитации это «осознание своих ограничений».

Но ведь очевидно, что разница между человеком со зрением 10% и 9% очень мала. Но из-за разницы в подходах, люди с 10% остаются в социуме, у них много контактов, есть рабочая жизнь, и бытовая активность, а люди с 9% живут на социальное пособие, изолированно и неактивно.

Иногда душевнобольные слегка симулируют

Арнхильд рассказывает, что в их лечебнице были дни уборки, и она заметила, что в день стирки она видит галлюцинации в виде волков гораздо чаще, чем обычно. Мальчик сосед начинал видеть инопланетян в день уборки. Они оба не симулировали. Видения мучительные и пугающие, но видимо где-то в глубине мозгу больше нравилось смотреть на инопланетян, чем убираться )

Иногда душевнобольным приходится симулировать по настоящему, из-за порядков в медучреждении. Например, душ обычно принимают раз в неделю. Если попросить принять душ посреди недели, то скорее всего откажут. Но если царапать себя ногтями и кричать, что повсюду грязь, по мне ползают блохи, их надо смыть, то помыться скорее всего дадут. Что ещё не сделаешь, чтоб постоять в душе.

Oct 12   книги

«Правила» Синтии Лорд

Про то, как живет человек, чей словарный запас зависит от других людей, и как формализовать и объяснить негласные социальные правила.

У девочки-главной героини брат-аутист, и ему сложно. Он буквально воспринимает все, что говорят другие (я приеду в пять! И в 17:00:01 ребенок устраивает истерику, если человек не приехал), и не распознает эмоции. Сестра пишет ему короткие правила о том, как это все работает /Если не хочешь отвечать, задай вопрос/ или /Если к тебе обращаются с дурацкой просьбой или предложением, скажи: “Гм, я подумаю”,- быть может, потом все забудется само собой/. Похоже, оттенки выражения лица, эмоций, отношения, которые мы отслеживаем автоматически, реально сложно объяснить.

Вторая линия про мальчика с ДЦП, который общается с помощью словаря карточек.
Кажется, что-то вроде того

То есть человек может говорить только о том, что у него есть в книге карточек. Карточки делает мама и логопед, поэтому они такие, типа «печально», «замечательно», «кошка». Девочка расширяет ему словарный запас до «плевать», «почему бы и нет», «гадость», «обалдеть» и прочего молодежного сленга.

Заход про язык и лингвистику: может ли человек реально думать о том, для чего у него нет слова. И про цензуру немножко. Как только у мальчика появляются эти слова, он начинает выводить маму из себя, как обычный здоровой подросток, чего раньше не мог сделать, просто из-за маленького словарного запаса.

Подростковая немножко книга, но интересная. Про карточки почитала бы ещё что-нибудь взрослое.

К слову, погуглите карточки PECS и вам станет жалко инвалидов еще сильнее: нарисованы они все так, как будто их рисовали художники-фашисты, которые выбрали свой путь, чтобы сделать жизнь людей с ограниченными возможностями еще кошмарнее

Sep 26   книги

«Я умею прыгать через лужи» А.Маршалл

Очень добрая и милая книга, от которой волосы встают дыбом.
Мальчик в австралийской глубинке 1910-20х заболевает полиомиелитом, теряет способность нормально ходить, скрючивается, но не унывает.

Самое крутое — мальчик так последовательно и упорно не считает себя инвалидом и хуже других, что и другие тоже очень быстро перестают его таким считать. Причем у сверстников это вообще сразу приходит, на взрослых с их странной и неприятной жалостью он всю книгу смотрит «эу, да вы чего, с дуба там рухнули?». Очень видно в книжке, как любое жаление ставит жалельщика на позицию сверху.

Детская психология какая-то вообще другая. Мальчик из больниц, жизни с костылями и всего остального делает вообще не такие выводы, как окружающие взрослые. Немного, правда, смущает, что автор публиковал книгу уже лет в 50. Но предположим, что такие яркие моменты он помнил близко к истине.

Классно, но пугающе читать про столетней давности детство. Дети, неумеющие плавать, в озере, дети одни на обрывах в горах, маленькие дети месяцами в больницах без родителей. Хотя мне и «Мы из Бюллербю» было страшновато читать, где пятилетки весь день шарахаются по горам с кучей невероятных идей. А в австралии это еще приправляется местной спецификой (хотя ни одного паука кажется не было), и ковбойской лихостью.

Автор кстати, по свидетельствам очевидцев, классный дядька, всю жизнь колесил по стране и миру, и занимался профсоюзами.

По книге есть два фильма: австралийский с 8.5 на имдб и польский.

Интересно, может ли ребенок с такими проблемами сейчас, под постоянным надзором-контролем-гиперопекой взрослых вырасти таким же уверенным и самодостаточным? Попробую почитать условно современное с местной спецификой, пока нашла Историю одного перелома Воскобойниковой.

Sep 23   книги

Никогда не смотрите на портрет автора мемуаров

Вам тоже больно смотреть фильм по книге, если книгу уже успел прочитать? В голове все герои выглядели по-другому, и говорили другим голосом. Но в фильме я хоть могу верить, что мое представление о герое более правильное, чем у режиссера.

Прочитала недавно Шантарам. Всю книгу мне казалось, что герой неоднозначный, но интересный. Жестокий иногда, и дурной, но честный. Дочитала книгу, полезла смотреть на автора-главного героя в интернет.

Блин, половина впечатлений от книги сломалось. Я же читала про другого человека! Все 1200 страниц это была вообще другая книга про другого человека. Если бы я его увидела раньше, я бы читала книгу и видела там вообще другое!

Про Любищева тоже думала: высохший такой дедушка, обязательно с усами и бородой, и горящим взором. Как Чайковский примерно. Ровно наоборот.

В общем, собираясь читать автобиографию или смотрите фотки сразу, или никогда.

2018   книги

«Колеса» Хэйли

Прочитала роман про автомобильную промышленность 70-х. Не знаю насколько можно верить фактам оттуда, но, предположим, автор все-таки делал слепок с реального положения дел.

Конвейер полезен в плане производительности, но работать на нем невероятно скучно. Поэтому половина рабочих курят травку, по 2-3 косяка в день, иначе невозможно долго работать.

В 70-х журналисты уже вовсю беспокоятся об экологии и требуют от производителей электроавтомобиль, а производители им отвечают: не, сейчас сложно, но в 80-х уже будет.

Про самоорганизацию: фирма набирает неквалифицированных рабочих в черных гетто. Проект полусоциальный, поэтому берут всех, без образования, с судимостями, тех, кто никогда не работал, и пытаются их вытащить из среды. Начальник рассказывает, что через пару недель люди перестают ходить на работу. Это для них серьезный шанс в жизни, но люди с таким прошлым обычно не умеют планировать время, заставлять себя, планировать. В гетто ездят консультанты и уговаривают людей возвращаться на работу. Немного действует, но ненадолго.

Главный по персоналу уговаривает начальство закупить целый вагон дешевых будильников и раздает их бесплатно. Количество прогулов уменьшается вполовину. Люди просто не задумывались о том, как помочь себе ходить на работу.

Такая же помощь им нужна с финансовым планированием: люди, у которых никогда не было денег, получив зарплату, берут сто кредитов, и спускают все на ерунду. Можно думать про это как про глупость, но на самом деле это просто нетренированный навык финансового планирования. В семьях среднего достатка он тренируется, когда ребенку дают карманные деньги, когда он наблюдает за взрослыми. Ребенок из гетто видит только как криминальные авторитеты сорят деньгами, а накопления и экономии не видит. Для них на заводе устраивают отдел, который забирает всю зарплату, выдает частями, помогает расплатиться со старыми кредитами и не взять новых.

Кусок, от которого мне стало дурно:

Автомобиль, над которым только что хлопотал рабочий, наставлявший Ролли, уже продвинулся дальше. И хотя конвейер вроде бы двигался медленно, на месте прежней машины уже стояла следующая. Ролли схватил два болта и вскочил в машину. На ощупь нашёл отверстие для одного из них и тут вдруг вспомнил, что забыл гаечный ключ. Выскочил назад. А когда снова влезал, не удержал тяжёлый инструмент – тот вырвался и чуть не раздавил ему пальцы, содрав с костяшек кожу. Ролли всё-таки начал завинчивать болт, но не успел он закрепить его и наживить второй, как кабель натянулся: машина передвинулась по конвейеру. Теперь ему уже было не достать ключом до второго болта, он бросил его на дно кузова и быстро вылез из машины. На следующем автомобиле Ролли уже удалось вроде бы закрепить два болта. Он обливался потом, но постепенно освоился с гаечным ключом. Только на шестой машине он вспомнил про третий болт, который надо был закреплять в багажнике. В ужасе Ролли посмотрел вокруг. Но, судя по всему, никто ничего не заметил.

Надеюсь, сейчас там вообще все роботизировано.

2018   книги

Цель, Голдратт

Прочитала книгу для руководителей заводов. Если бы у меня был завод, я бы сделала ровно так, как там написано. Не знаю как так оказалось, но в промышленности тридцатилетней давности инфобизнес развит получше, чем у нас.

Голдратт очень хотел, чтобы его идеи применяли на заводах. Он вывел законы, потом начал создавать и продавать софт, который поможет организовывать производство. Перед продажей софта, он организовывал обучающие курсы, но курсы-то только для среднего менеджмента и выше. А чтоб производство правильно работало, проникнуться должны и мелкие управленцы.

Новый формат — бизнес-фикшн

Голдратт нанял профессионального писателя, чтоб тот написал крутой производственный роман, с драмой. Где у руководителя завода проблемы, завод разоряется, с женой проблемы, люди увольняются, дети скучают. По ходу романа становится видно что нужно делать, что получится, какие могут быть проблемы.

Обычно в таком формате пишут биографии, но биография расплывчатая: она не подчинена одной цели, там миллион разных акцентов. Из фильма про Цукерберга или Джобса каждый вынесет разное. В «Цели» — некуда отвлечься, все повествование подчинено основной идее.

Книга получилась крутая. Сюжет держит, герои живые (ну по крайней мере поживее, чем в некоторой беллетристике или у Айн Рэнд), язык нормальный. Странно, что авторы бизнес-литературы не просекли фишку до сих пор. Все вставляют истории про буратинок, всё равно почти всегда выдуманные. Так почему бы не выдумать их с размахом, сразу на всю книгу?

Обучающий фильм

Ещё немного про охват аудитории: когда Голдратт понял, что некоторые менеджеры ленятся прочесть даже нон-фикшн книгу, он снял фильм.

Хотя его, кажется, смотреть не стоит. Но для своего времени, наверное было неплохо.

2018   книги